Почему продают коммерческую недвижимость

�������� ��� ��������� � 2020� ������������ ������������?

Почему продают коммерческую недвижимость

������

��� 2020 ������� � ����, ��� ���� ������� «����������» ������������ �������������  ����������. ������� �� ������ ��������. ����� ������ ������������ ����� – ����� ������� � ���� ����������� �����.

����� ������������ ���� � �������, �� ������ �������� ������ �� ����� � ������ ���������� �� ������� ���� ������������ ������������.

������� ��� �� ��������, �� ������� ����������  ����� «� ���» ������ �����.

��� ������� �� 2020 ���� ������� ��������? ��������, �-�����, ������, ����������, ������, ��������� � ������ ��������  – ������� � ���� ����� ���� ������������ �� ������� �������� �������� ����������� ������� � �������� ��������, ���� ���������� ����������� ��� ������ �� ������.

� ����� �� 80 �� 95% ���������� �������������� ���������� ��������� ��������� � ��� � ������ �� �������� ������� � ����������� ������� ���� �� ��������� ������� ������������ �������� ���������.

� ��������� ����������� �� ������ �������� �������� ����� ����������� ������������ – �������� ���������� ��������� ���������� �� ����� ������, ��� �������� ��������� ���� �� ���������� �����.

�, �������� ��, ���� ��� �������� ��������� �� ������ (�� ���� ������������ � �������� �����������), �� ����� �� ��������� ������ ��������, ��� � ���� ������� ������ �������� � � ����� ��� �� ����������� ���������.

������ � ��� �� ��� ��� ������. �� ����������� ������ ��������: �� ������ 2019� ����� �������� ����������� ��������� ����� �������� (� ���������� ������ ���� �� ��������� � ������ ������ ������� ��������������).

��� ������� � ���, ��� ��� ��������� ������ �� ������ ������������ ������������ ��������� ����� ����� �������� ���������� ��� ������� ��� �� ���� �����������.

� ��� ��� ���, ��� �������� � ������ ���������� ������ �������� � ������������ �������� ���������� ����� ������������ ������������, ��� � ���� �������� �������, ��� � � ���� ��������� � �������� «�������» ����������� (�������� ��������� ����� ����� ��������������� ����� � ��������� �� ������ ������, ������������ ��� ��� �� ������������� ������������� ����� � ������� ������). ������������� ������: ��� ���� ��� ��� ����� ���������, ���� ���� ������ ������������� ������ ����?

��������?

��� ����, ����� ������ ��� ���� ��� ������, ������� ������������ � ������� �������: ����� �� ����������� ��� �������?

���� ������� ��������� �������� �����, ������� ���������� �� ������ ����������� (�� ����� �������, ��������� � ���� ������ �� ����� � ������), �� ��� ������ ���� �� ������� �� ���������� � ����������� – ������� «���������» � ������������ ������������ ����� ������� ��������. ������� ��� ���� – ��������� ������������ � � �������� ���������, � � �������� ����� �������. ��� ������ �������� � ���, ��� �������� ������������ ������������ � ������������ ��������, ������ ��������� � �������� ������� �������, ����������� ����������, ����

 ������ ������������������ ��������� � �������� ����� ���������� �������� ��������� ���� ������������

 (��������� ����� �������� ��������� ���������� ������� ������ � ��������� ������� ������, ���� ������������ � ������� ������ ����������� ����� «0»).

������� ��� ���� ������ ������� – ����� �������� ������� (��������, ���� ��������� ��������� ��������� �� ���� ���� ���� �����). ���-���� ����������� ������ � ��������� – ��� �������� ��� ���������� ������������ ������������ (����� � ������� ������ �����, ��� ������ �������� � ����� �� ����).

���� �� �� ������ «��������» � ���������� ��������������� �� ������������ ������� ����� ��������� ��������� ������� (�� ���� ����� ��������� � ������ � �������� �� ���������� ��������) � ����������� �������� ��������, � ���������� �������� �� ��������� ������������� ������� ������� ���������� ��� «���������», �� ����� �������� ����� � ������ – ������ �� ����� ����� ������. �������� ������� ������� ��� ���������� ������� ��� ������� ������� � ��� ������� ������� �� ������������ �������. ���� �� ������ ������, � �������� � �������� ������� ���������, ��� ������� ���������� ���������? – ��� ����������� ������� ��� ������, � �� ���������� �� � ���. �� ����, ��������� ������ – ��� ������ �����, � �� ���, �� �� ����� ���� ���������� �� �������.

������� ���

� ������� ������������� �������� �� ����� ���� ���������, ����� ������: ��������� � ��������� ���, �, �������������, ����� ����� ��� �� ������������ �� ���������� (������, �����-��������� � ��� ���� ������� ���������� ����������� ����� �� ������ ������ � �������, ���� ������ ���� ������������ ����������� ��� �������� ������). � ������ ���������� (�� ��� ��� ���� ��������, ���� �� ������� – ���������� �����������) ����� �����. ��� ���������, ��� ��� �� ���� ������������ �� �������, � ���� �� ������������ ���� �������, ���� ������ ����.

� ���� �������� ������������� ����� �� ������� ���������� ����� �������� �����������. �� ���� � ���� ������ ���-���� ���������� ����� ������� ����� � �� ������ ��������� «������������».

���������?

�������� ��� ������������� ������� ��������� �������, ��� ��� �����������, ��������� ������ ��������� ��� ����� �� ���� ��� ����� � ����� ������� �������. ����� ���� ��������� ������ �������, ������� �������� �� �����, � �������, ��������, ����-�� ������� ������ �� ��������:

1.      �� ����� �������� �������� �� ����������� ��������, ������� �� �� ��� �� ��������, �� ����� ������, ����� �������� ����������� � � ����� �� ��� ������: «�������, ����� ������� ���� �� 10 ���������?» ��� ��� �� (�� ����������!) �������: «���?! �� ���� ��������� ����� ��� 20!»

2.      �� ����� ����� ������ ������ � ���������� ������� ����������. �������� ����� ������ ������ ����� � ������! ���� �� ���� ������� ����� � ������ �� 1000 ������ �� 1 ��.

���� � ����� ��� ���������� ������ 500 – ������������, �� �� ������ ������, ��������� � �������� ������ ����������� ���������� � �� ���������� ������� �� 10 ���.

����� 10 ��� ����� ��� ���������, ��� 500 ������ ����������� � ����.

3.      ���� ��� �������� ���������, ��� ������ � ������, � ������� �� ������������ ������� ������ – �� ������ � ���������� ��� �������! �� ������������ ���������, � ������ ����������. �� �������, ��� ��������� � ��� ���������� – ������� � �����.

����� ���, ��� � ��� ������, �� ������ ��� �� ���� ������� ���������, � ���� �� ������ � ������������ � ��� – �� ���� �� ������� ������. ����� ��� ���������, ��� ������� � ������� ������� �� 10 ���., ����� ��� �� ����������� �� 7 ���. (������ ��������� ������� ��������, � �� ���� ��� ��������� ����� �������).

� ���� ���� �� ������� ������ ����������, ������� ������� ����� ��������� ��� 9 ���., � �� �������� � ���� 10 ���.

(���� �� ������ ������, ��� ��� – ������� ����� – ��� �������� ������ ��������)  – ������������! ���� ������� �������� �� �������, �� ��� ��� ������ ������ ���� � ������ ����� ����� ������ ����� ������ «���������» � «���������» ����������.

����������, ������ ����������� ������� ���������� ����� ���������� � ������������ ������������, �������� ���� ���� ��� ������������ – ����������� ������ ��� ����.

� �������� ��� ��������� – ������ ���.

������� �����:

����������� ������� � �������� – ���� �� �����? ������ �. ��������� | ����� �� ������ ���������

���������� ���������� ������������ �������� – ������ �������������� �����������. ������, ����� �������� �������� ��� ���, ������� ��������������� ������������ � ����� � ������� ��������� ������� �������, ������ ��� � ����� ������������

� ���������.  ��� ��-��������, � ������ ��� ��� ������ ��������

������� – �������, ���������� � ��������, � ���������� ��������� ������ ��� ������� ��� ������ ������������. ��� �� ���� � ��� ���������?

����� ������ ��� �������� ����� – ��� �����? | ��� ���������� � ��� �������� ������������ ������������

Street retail -����� ������  – ��� ��������� ������ ��������� ������ – ��� �����? | ��� ���������� � ��� �������� ������������ ������������. �������� ����������� � ���������� ���� ����� ������������. ������ � ���������

����� – �� ��� ������� ������� � ������������ ��� ����� ������������ �������

������� «�����-��» (trade-in) ������ � ��� �� �������������� �������.

����� ������ ������� ���������� �� ����� � �������� – ������ ��������������� ����, ���� � ����� ������ ��� ������� � ���������� ���� �������� ��������: ��������  – ����� ����������, ���� ����� – ����������, ������ ������� � ����������� �������� ������������ � ������� �/� ����������. ������ �� �������� ������� ��������� � ����� ������ ������������ (��������, ��� ���������� ������� ������������)?

Источник: https://wiahome.com/info/novosti/realty/pokupat_ili_prodavat_v_2020g_komercheskuyu_nedvizhimost.html

Беспрецедентное полугодие: пандемия обрушила рынок коммерческой недвижимости до исторических минимумов

Почему продают коммерческую недвижимость

Первое полугодие 2020 года в аналитических отчетах экспертов по рынку коммерческой недвижимости часто описывается определением «беспрецедентное». Никогда еще в России массово не закрывали торговые центры и не закрывались из-за отсутствия спроса гостиницы.

Никогда еще сотрудников офисов массово не переводили на удаленную работу, а улицы Москвы не выглядели пустынными, словно в кино.

В каком состоянии вошел рынок во второе полугодие? Чтобы ответить на этот вопрос, Forbes обсудил с «большой пятеркой» консультантов каждый сегмент — гостиницы, уличный ретейл и торговые центры, а также оценил динамику инвестиций.

Опрошенные Forbes эксперты сходятся в том, что отели пострадали от пандемии коронавируса и карантина сильнее всего.

«В первом полугодии заполняемость гостиниц снизилась более чем в два раза по сравнению с прошлым годом и составила 35%», — говорит директор направления индустрии гостеприимства CBRE Татьяна Белова.

И это значение с учетом «доковидных» реалий: в апреле-мае показатель в Москве и вовсе составлял 5%, напоминает директор департамента консалтинга и аналитики Knight Frank Ольга Широкова.

По оценке руководителя департамента гостиничного бизнеса JLL Яны Ухановой, заполняемость гостиниц снизилась на 55-65%: «Столь беспрецедентно низких уровней загрузки еще не было. Не было и того, чтобы гостиницы закрывались на несколько месяцев в отсутствие спроса».

Заместитель директора департамента стратегического консалтинга Colliers International Евгения Тучкова отмечает, что некоторые гостиницы решили на время закрыться полностью и законсервировать собственный номерной фонд.

Им будет непросто выбираться из «накопленного долга, который сформировался за период простоя», предупреждает эксперт.

«Столь беспрецедентно низких уровней загрузки еще не было»

Те, кто не закрылись, были вынуждены снижать цены. «Гостиницы 3-4 звезды в Москве и Санкт-Петербурге снизили тарифы на 15-20%, что связано с существенным падением спроса», — рассказывает Яна Уханова. Ее коллеги уточняют, что отели люксового сегмента цены не снижали, поскольку это никак не отразилось бы на спросе.

«Заполняемость [в период пандемии] снизилась от 70% до 90% [по отношению] к февралю, — комментирует партнер, руководитель департамента гостиничного бизнеса и туризма Cushman & Wakefield Марина Смирнова. — Цены снизились на 30-35%,  в некоторых сегментах, например в люксе, даже выросли на 3-5%».

По подсчетам CBRE, «с учетом снижения загрузки и тарифа доходность на номер сократилась на 60%».

«У инвесторов есть убеждение, что в сегментах ретейла и гостиничной недвижимости есть дистресс-активы, и они их ищут, — рассказывает управляющий партнер Colliers в России Николай Казанский. — Я пока таких активов не вижу, хотя активность со стороны покупателей достаточно высокая».

«Если дистресс-активы и появятся, они осядут в банках, поскольку основная причина «стресса» — необходимость обслуживать банковские кредиты, так как гостиницы сильно закредитованы, — объясняет Марина Смирнова.

—  Банки, как правило, активы на рынок не выводят — пытаются дождаться ситуации, когда цена актива сравняется со стоимостью долга».

Другие участники рынка полагают, что время дистресс-активов из числа отелей все же вот-вот придет.

«В настоящее время к покупке доступны мини-гостиницы и небольшие гостиницы, гостиницы в регионах, инвестиционные проекты в регионах, — перечисляет Яна Уханова.

— О появлении крупных дистресс-активов в крупных городах говорить еще рано, но их количество существенно возрастет в ближайшие шесть месяцев».

Из всей торговой недвижимости сильнее пострадал уличный, или стрит-ретейл. Пока владельцы крупных торговых центров объединяли лоббистские усилия, чтобы бороться с лобби розничных сетей с многомиллиардными оборотами, небольшие магазины и кафе на центральных улицах городов просто незаметно закрывались.

«Во втором квартале, к примеру, в центральном стрит-ретейле столицы были закрыты такие объекты, как «Брассерия Koffee Times» и «Билайн» на 1-й Тверской-Ямской, Burger King на Мясницкой, сразу несколько сувенирных магазинов на Арбате, Coffee Bean на Покровке, а также ресторан «Джонджоли» и отделения нескольких банков на Садовом кольце», — перечисляет представитель JLL. В результате вакантность — объем пустующих торговых площадей — на Арбате, к примеру, выросла на 4,6%, до 14,3%. А на 1-й Тверской-Ямской вообще пустует каждый пятый квадратный метр.

В среднем вакантность в торговых коридорах Москвы выросла до 11,5%. В 2015-м она была выше, но «тренд на увеличение доли свободных помещений продолжится», и в третьем-четвертом кварталах показатель может достигнуть рекордных значений, прогнозирует Владислав Фадеев, руководитель отдела исследований JLL в России.

«Центр принял на себя более сильный удар из-за закрытия границ и перевода сотрудников на удаленку»

«Большинство пострадавших арендаторов относится к сегменту непродовольственных товаров — одежда, обувь и так далее, — говорит директор департамента торговой недвижимости Knight Frank Евгения Хакбердиева. — Центр принял на себя более сильный удар из-за закрытия границ и перевода сотрудников на режим удаленной работы. Сказалась и низкая плотность населения в центре».

Значительно упали и ставки аренды: по данным JLL, на 5-13%. «К примеру, средняя запрашиваемая ставка в Столешниковом переулке снизилась на 5%, до 180 000 рублей за 1 кв. м в год, на Кузнецком Мосту — на 6%, до 160 000.

Туристический Арбат потерял 11%, сейчас средняя ставка здесь составляет 85 000 рублей, на Покровке — 70 000 за 1 кв. м в год (-13%)», — перечисляет руководитель отдела стрит-ретейла JLL в Москве Екатерина Подлесных.

По ее словам, во втором полугодии «возможна дальнейшая корректировка ставок в сторону уменьшения».

В Петербурге по итогам второго квартала доля свободных помещений на основных торговых улицах увеличилась на 2,3 п. п. и достигла 11,6%, свидетельствуют данные JLL. Это максимальное значение за последние пять лет.

Крупные торговые центры закрывали на замок с помощью административных методов, и многие до сих пор не работают.

«Наши убытки и недополученная прибыль только по закрытым объектам более чем за три месяца простоя уже существенно превысили 1 млрд рублей, и цифра быстро растет, — говорит операционный директор компании Malltech Кирилл Степанов. — Ситуация для нас и всей отрасли становится катастрофической».

Malltech управляет сетью торгово-развлекательных центров «Планета» в пяти регионах, и два из пяти объектов (в Красноярске и Санкт-Петербурге) будут закрыты до конца июля — начала августа, а ТЦ в Новосибирске частично открылся лишь 13 июля.

«Мы видим, что открытие ТРЦ в Уфе и Новокузнецке (там расположены работающие «Планеты». — Forbes) не привело к всплеску заболеваемости», — продолжает Степанов. Компания, по его словам, соблюдает все меры безопасности, предписанные контролирующими органами.

Инвестиции в подготовку к открытию всех объектов — закупку санитайзеров, нанесение разметки, регулярную санитарную обработку общих зон и контактных поверхностей и др. — уже превысили 10 млн рублей, уточняет собеседник Forbes.

«На этом фоне решения региональных властей о продлении режима ограничений в Санкт-Петербурге, Красноярске и Новосибирске выглядят недальновидными и вредят не только отрасли ТРЦ, но и цивилизованному ретейлу в целом», — заключает он.

«Многие эксперты предполагали значительно более тяжелые последствия»

Что происходит в открытых торговых центрах? По данным Knight Frank, вакантность выросла на 3,5% и составляет сейчас 10%.

«Все собственники находились в стадии активных переговоров с арендаторами о скидках и их продолжительности, а также о расторжении договоров, — говорит руководитель направления аренды торговых помещений по Москве и Московскому региону CBRE Александра Чиркаева. — Окончательные выводы о том, кто останется в ТРЦ, а с кем отношения будут завершены, планировалось принять до середины июля».

Аналитики CBRE прогнозируют, что к концу года вакантность составит 12%, а их коллеги из Knight Frank называют показатель в 13% оптимистичным сценарием — «при условии, что снятие ограничений на работу объектов торговой недвижимости было окончательным и повторные меры применяться не будут». В пессимистическом варианте развития событий Knight Frank не исключает обвала до 21%.

В открытых торговых центрах катастрофы пока не происходит. «Трафик в основных ТЦ в июне восстановился и составил 65-70% по сравнению с июнем прошлого года, и ситуация не развивается по стрессовому сценарию, — объясняет Александра Чиркаева. — Да, она сложная, но многие эксперты предполагали значительно более тяжелые последствия».

По данным CBRE, максимальный период скидок, которые дают арендодатели, — до конца 2020 года, а второй по распространенности вариант — до 1 сентября.

«Фитнесам, детским развлечениям и ресторанам были даны скидки до 50% и более, арендные каникулы с оплатой только эксплуатации, и здесь лояльность проявило большинство арендодателей», — отмечает эксперт.

Директор по развитию сети «Леонардо» Борис Кац напоминает, что, несмотря на позитивные сигналы из столицы, в таких крупных регионах, как Петербург, Екатеринбург, Новосибирск и в других (всего их более десятка), торговые центры по-прежнему закрыты полностью: «В каких-то открытых торговых центрах трафик восстановился, во многих он меньше, чем год назад, в каких-то даже превышает показатели 2019-го. Но с учетом того, что часть магазинов закрыта, а в части ограничен ассортимент, и по показателю for (соотношение финансовых результатов за текущий и прошлый отчетный периоды. — Forbes), и по выручке в целом мы в минусе».

Продолжали ли люди вкладывать деньги в коммерческую недвижимость? По данным опрошенных Forbes брокеров, объем инвестиций в первом полугодии составил 82-112 млрд рублей, причем, по оценке Cushman и CBRE, это на 20% больше, чем в первом полугодии прошлого года, а по оценке JLL и Knight Frank — на 20-24% меньше. Разница объясняется тем, что аналитики могут относить закрытие крупных сделок на разные даты, использовать разные валютные курсы и включать в сам параметр «инвестиции» разные объекты (кто-то, например, не включает производственные площадки или участки под девелопмент жилья).

Но все эксперты сходятся в одном: даже если рост был, это заслуга первого квартала. «Основное падение объемов ожидаемо пришлось на второй квартал, в котором было закрыто сделок лишь на $491 млн, что стало наименьшим значением для соответствующих периодов за всю современную историю рынка, а также квартальным минимумом с октября-декабря 2008 года», — отмечает представитель JLL.

По словам старшего директора отдела рынков капитала и инвестиций CBRE Ирины Ушаковой, предварительные данные свидетельствуют, что «объем инвестиций в недвижимость России во втором квартале составил порядка 47 млрд рублей, что на 19% ниже значения в аналогичном периоде 2019 года (59 млрд рублей)».

«На второй квартал пришелся пик распространения COVID-19 в России, действовали ограничительные меры, которые значительно влияли на снижение бизнес-активности, кроме того, сохранялась высокая степень неопределенности.

Многие инвесторы в таких условиях заняли выжидательную позицию и отложили принятие решений», — объясняет эксперт.

«Рынку предстоит столкнуться с серьезными переменами — многие компании не планируют отказываться от удаленки»

Куда все же вкладывались деньги? «Сделок с наиболее пострадавшими от кризиса торговыми и гостиничными объектами в первом полугодии практически не было, — говорит представитель JLL.

— Интерес инвесторов сохранился к площадкам под застройку жилых проектов, доля инвестиций в сектор жилой недвижимости составила большую часть транзакций этого периода (55%)».

На втором месте, по данным аналитиков компании, — сектор офисной недвижимости, доля которого снизилась до 24% по сравнению с 35% по итогам аналогичного периода 2019-го. Замыкает тройку лидеров сектор складской недвижимости, доля которого увеличилась с 6% по итогам первого полугодия 2019-го до 11% за январь-июнь 2020-го.

По мнению управляющего партнера Knight Frank Алексея Новикова, стоит ожидать роста доли складов в общем объеме инвестиций и в следующие несколько лет — сегмент показал себя более устойчивым и надежным для инвесторов, в отличие от офисов и, в особенности, торговли, которые оказались более подвержены кризисным явлениям. Уровень вакантности в этой нише снизился с 2,7% до 2,3%, до конца года прогнозируется сокращение до 2,1%, при этом уровень арендных ставок также остался неизменным, добавляет эксперт.

Николай Казанский из Colliers также отмечает, что «наименее выраженно режим самоограничений сказался на рынке складской и индустриальной недвижимости — на протяжении первого и второго кварталов проходили сделки с e-commerce и продовольственными ретейлерами в разных форматах». «В целом ставки аренды в сегменте остаются стабильными», — констатирует он.

Вакантность в офисах составляет, по разным данным, 10-12%, но это меньше, чем было год назад. «Во втором квартале объем поглощения был отрицательным, — говорит директор департамента офисной недвижимости Knight Frank Мария Зимина. — Доля свободных офисов в обоих классах (А и В.

Forbes) увеличилась, даже несмотря на практически нулевой ввод.

Рост показателя мог быть гораздо большим: сдерживающий фактор — невозможность арендаторов качественных проектов, особенно крупных пользователей, выйти из договора аренды в одностороннем порядке и покинуть здание».

«Вакансия растет в основном за счет освобождения небольших блоков, в то время как крупные блоки практически исчезли с рынка», — говорит Казанский. По его прогнозу, ставка аренды до конца года будет «демонстрировать плавный рост».

«Однако рынку еще предстоит столкнуться с серьезными переменами. Многие компании попробовали удаленку и планируют и дальше работать в таком режиме, так что отказываются от офисов.

Те, кому договоры это сделать не позволяют, активно ищут субарендаторов», — заключает эксперт.

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/404821-besprecedentnoe-polugodie-pandemiya-obrushila-rynok-kommercheskoy-nedvizhimosti-do

Топ-5 опасных ошибок в сделках с коммерческой недвижимостью в условиях кризиса

Почему продают коммерческую недвижимость

Часто покупатели доверяют Росреестру как последней инстанции и проверяют недвижимость исключительно по простой выписке из ЕГРН. Логика в этом есть: если Росреестр зарегистрировал объект, значит он несет ответственность за его проверку и не доверять ему не имеет смысла. Следовательно, помощь юристов не нужна.

 

На самом деле это иллюзия защищенности.

 

В простой выписке не будет видно, например, историю сделок. Ее нужно заказывать дополнительно. По ней можно выяснить много любопытных деталей. Например, если объект часто менял собственника, это повод насторожиться, возможно, он был похищен и несколько раз перепродан, чтобы замести следы.

 

Проанализировав данные по предыдущим собственникам, можно узнать, участвуют ли они в судебных спорах в качестве ответчика и, соответственно, есть ли риски, что и вашу сделку потом оспорят.

 

Ещё существуют так называемые «расширенные» выписки. Просто так их не выдают, в них содержится информация для служебного пользования. Но если добыть подобный документ, можно узнать обо всех имевшихся ранее обременениях (например, о прекращенной аренде, ипотеке) и служебных «флажках».

Например, в нашей практике был экзотический случай, когда в расширенной выписке была информация, что «земельный участок находится на территории или в охранной зоне памятника истории и культуры» и что установлен запрет на гос.

регистрацию прав на здания и сооружения на этом земельном участке, в то время как в обычной выписке из ЕГРН такой информации не было.

То есть может случиться так, что вы купили участок, чтобы построить дом, разрешенное использование по простой выписке из ЕГРН позволяло это сделать, но, оказывается, были «скрытые обременения», которые не позволят вести строительство.

Как избежать: чем больше документов вы сможете получить — тем лучше.

У продавца для начала лучше всего запросить не только правоустанавливающие документы (обычно это договор купли-продажи и акт приема-передачи), но и документы, подтверждающие полную оплату недвижимости, согласия супругов, советов директоров (при покупке коммерческой недвижимости) и т.п.

, то есть лиц, без которых предыдущий продавец не имел права продавать недвижимость. Полученную информацию нужно проверять в независимых источниках. Возможно, что выяснится нечто новое, что потребует запросить дополнительные документы у продавца. Только комплексный анализ информации поможет понять, возможны ли проблемы с объектом в будущем.

Расширенная выписка.

2. Покупка недвижимости по заниженной цене

Чаще всего стремление продавца занизить официальную стоимость продажи недвижимости и часть денег взять наличными вызвано желанием сэкономить на налогах. Но бывают и другие причины.

 

Например, характерная ситуация для арендного бизнеса — если объект не очень большой, собственником является индивидуальный предприниматель (ИП), использующий упрощённую систему налогообложения. И покупают его часто тоже на ИП.

 

Для применения упрощенки установлены лимиты: доход за отчетный период и остаточная стоимость основных средств не должны превышать 150 млн руб. (по состоянию на 2020 год).

 

Если стоимость недвижимости близка к 150 млн или если это не единственный объект, и покупатель, и продавец могут быть заинтересованы занизить официальную стоимость объекта, чтобы не выскочить за лимиты по оборотам или по стоимости основных средств. Поэтому они пытаются договориться и оплатить стоимость недвижимости частично наличными.

 

Чем это чревато? Такую сделку могут оспорить.

 

Например, если относительно продавца будет возбуждено дело о банкротстве, такая сделка будет оспорена, так как официально покупка коммерческой недвижимости прошла существенно ниже рыночной стоимости.

Дальнейшее развитие событий крайне неприятно для покупателя — недвижимость вернут в общую конкурсную массу после соответствующего иска, а затем реализуют с торгов и полученные средства поделят в соответствии с требованиями кредиторов.

 

Как избежать: не ввязываться в подобные схемы. Проверить заранее возможности банкротства нельзя, пока не начались судебные процессы.

3. Недооценивать риски от третьих лиц

Когда проверка объекта завершена, нужно обратить внимание на продавца, его супруга и предыдущих собственников — проверить наличие судебных споров с участием этих лиц. Главные «красные флаги», после которых стоит насторожиться, а иногда и задуматься о целесообразности сделки:

  • эти лица участвуют в судебных процессах в качестве ответчика;
  • в компаниях-продавцах — корпоративный конфликт.

 

Встречаются и более экзотические ситуации, которые сложно просчитать заранее: например, человек приобрел коммерческую недвижимость на физическое лицо, пока был в браке. После этого развелся, сменил паспорт, женился второй раз. Предыдущего брака в паспорте нет.

Продавец отказывается предоставлять согласие на продажу от первой супруги. То есть он распоряжается недвижимостью вопреки воле другого собственника. Бывшая жена или муж могут подать в суд, и начнутся процессы по истребованию имущества из чужого незаконного владения.

 

По опыту, узнать сведения о браке очень сложно. Например, человек мог жениться в другой стране — об этом в России вообще не будет никаких сведений. Но такая информация на практике очень важна для сделки.

 

Как избежать: в процессе переговоров или любыми другими доступными способами получить информацию о человеке, чтобы убедиться, что после сделки на вашу недвижимость не покусится кто-то совершенно чужой.

4. Непроверенные характеристики объекта

Допустим, документы на недвижимость в порядке и продавец тоже. Теперь обратим внимание на сам объект. Продавец утверждает, что электричество есть, и мощности совпадают с желаниями покупателя.

 

Но так ли это на самом деле? Бывает, что есть технические условия на подключение к электросетям, но договор на электроснабжение не заключен или по нему не платили. Или автоматы в распределительном шкафу явно не выдержат заявленную мощность.

 

Другой показательный пример — подъездные пути. В нашей практике был случай, когда покупателю был нужен подъезд к участку, по которому могут проходить длинномерные транспортные средства.

Такой участок нашли, но уже на месте выяснилось, что хорошая широкая дорога проходит по территории соседнего участка, с которым договорился продавец.

Продадут этот участок — дорогу закроют, а собственная дорога была слишком узкой и извилистой.

 

Как избежать?
Всегда проверять, соответствуют ли данные в документах тому, что происходит с недвижимостью в реальности.

5. Ориентироваться на текущие ставки доходности при покупке арендного бизнеса

В условиях кризиса это особенно актуальный вопрос. Какой бизнес выживет, когда кризис закончится? Съедет ли сегодняшний арендатор или потребует снижения аренды?

 

Только предпринимательская интуиция в текущей ситуации подскажет, как сделать правильный прогноз.

 

И в мирное время, покупая готовый арендный бизнес, стоило критично относиться к заявленным арендным ставкам и показателям окупаемости объекта. Особенно если договор аренды заключен продавцом недавно.

 

Эта схема была очень распространена. Допустим, в каком-нибудь не самом популярном районе открывался новый магазин. Заключался договор аренды с крупной торговой сетью по высокой ставке, например миллион рублей.

При такой ставке срок окупаемости недвижимости мог казаться очень привлекательным — допустим, 8–9 лет. Покупатель смотрел на эти показатели и приобретал недвижимость.

А через некоторое время руководство сети давало ему понять, что покупателей в магазине очень мало, выручка ниже прогнозируемой, поэтому арендную ставку нужно уменьшить, иначе арендатор будет вынужден расторгнуть договор аренды.

 

В случае снижения арендной ставки срок окупаемости становился уже не таким радужным — он мог составить и 20 лет, и более. В этой ситуации покупатель не получал того дохода, на который рассчитывал, а доказать сговор с предыдущим владельцем практически невозможно.

Сейчас стало еще сложнее: даже сами арендаторы не смогут сказать, что будет с их бизнесом через шесть месяцев.

Как избежать?
В мирное время мы советовали проверить загруженность объекта заранее. Например, если это ресторан, можно было приехать туда несколько раз в разное время и проследить, насколько он популярен.

Встретиться с арендатором и обсудить с ним, насколько его всё устраивает и не собирается ли он съезжать. Можно было затребовать у продавца выписку по счетам, чтобы оценить, насколько регулярно поступала арендная плата.

Если арендатор нерегулярно платил арендную плату, это уже был даже не тревожный звонок, а набат.

 

Сейчас стоит смотреть на специфику бизнеса. Если помещение занимает ресторан, прогнозировать, что с ним станет даже через 3-5 месяцев невозможно. Нужно готовиться к поиску нового арендатора или снижению аренды. Аптеки и продуктовые магазины в условиях надвигающегося кризиса выглядят более перспективными арендаторами.

Подробнее о юридическом сопровождении сделки вы можете прочитать на нашей странице — Сопровождение сделок с коммерческой недвижимостью

Позвоните нам или закажите обратный звонок, и наши специалисты с радостью ответят на все ваши вопросы. Мы также ждем вас в нашем офисе в шаговой доступности от метро «Семеновская».

Старший партнер, юрист

Ольга Саутина

25.03.20

Скачайте большое руководство
по коммерческой недвижимости,
где мы обо всем рассказали подробно:

Скачать руководство

Источник: https://www.nedelkopartners.ru/blog/top-5-opasnyix-oshibok-v-sdelkax-s-kommercheskoj-nedvizhimostyu/

Безмолвие ритейла: о чем молчат продавцы коммерческой недвижимости

Почему продают коммерческую недвижимость

Как известно, кризис и падение торговых оборотов заставили потесниться многих арендаторов. К примеру, число своих офисов сократили и продолжают сокращать банки. Уменьшают число магазинов и некоторые торговые сети.

Отдельные арендаторы просто меняют свою локацию: в условиях большого количества вакантных площадей поменять помещение на лучшее или более дешевое не так уж сложно. Скорый уход арендатора с объекта — одна из самых актуальных проблем собственников коммерческой недвижимости и первая в списке наиболее опасных недомолвок хитрого продавца.

Наличие стабильного нанимателя — важнейший плюс при выборе объекта коммерческой недвижимости. Конечно, на хороший объект новый собственник найдет и другого претендента. Однако сам этот факт сильно влияет на цену.

Купив объект, с которого уходят арендаторы, новый собственник, не зная того, скорее всего, переплатит, да еще потратит время на поиски другого нанимателя. Кроме того, простой помещения тоже приносит убытки. В итоге коммерческая недвижимость без арендатора может стоить на 10-20%, а то и 30% дешевле.

Недомолвка № 2. Отзыв алкогольной лицензии

На стоимость помещения, арендатором которого является продовольственный магазин, как ни странно, влияет наличие у ритейлера лицензии на алкоголь. Дело в том, что возможность продавать горячительные напитки сильно влияет на экономику магазина.

В договорах аренды даже часто указывают, что в случае отзыва лицензии у арендатора (к примеру, рядом с магазином строят жилой дом с детским садом на первом этаже) цена арендной платы снижается на 30%.

О том, что наниматель скоро останется без лицензии и уже не получит ее в этом помещении по тем или иным причинам, продавцы нередко знают, но умалчивают. А найти арендатора, не торгующего продуктами питания, для объекта, расположенного в глубине спального района, крайне сложно.

Незадачливому покупателю такого помещения тоже грозят убытки. Ведь вполне возможно, что именно с лишением магазина лицензии на алкоголь может быть связано желание продавца избавиться от недвижимости.

Недомолвка № 3. Дополнительные соглашения о валютном курсе

В сегменте коммерческой недвижимости заключение договоров аренды в валюте с оплатой в рублях по рыночному курсу не редкость. Конечно, по мере роста курсов доллара и евро арендаторы стали настаивать на пересмотре прежних договоренностей. Многим удалось зафиксировать в доп. соглашениях курс рубля к валютам на более низком, чем сегодня, уровне.

На сегодняшний день примерно 90% всех валютных договоров с арендаторами в столице имеют такие поправки. Недобросовестный продавец или агент постарается замять этот вопрос, предоставить покупателю недостоверную информацию или просто утаить от него наличие такого “допника”.

Между тем, в зависимости от того, по какому курсу пересчитывается арендная плата за помещение в валютном договоре, может меняться и цена объекта.

Недомолвка № 4. Расчет экономики объекта без учета налогов

Любимая уловка агентств по продаже недвижимости — это расчет экономики объекта без учета налогов.

К сожалению, с целью завлечь покупателя ею пользуются даже некоторые крупные агентства, которые берут на себя обязательство предложить покупателю проверенный объект и совершить сделку «под ключ». На самом деле их задача продать вам объект, а получите ли вы с него доход, их не волнует.

Агентства зачастую расписывают покупателю прекрасную доходность от сдачи помещений в аренду, рассказывают о том, что через семь — восемь лет новый собственник полностью окупит свои вложения.

Только в эти расчеты они почему-то не включают налоги (на землю, на имущество), которые в реальности могут составлять несколько миллионов рублей в год. Таким образом, реальные сроки окупаемости объекта вырастают в разы, да и желаемой доходности с него новый собственник не получит.

Недомолвка № 5. Запрет на вывески

Приобретая объект стрит-ритейла в Москве, покупателю следует поинтересоваться вопросом, не планирует ли город лишить его возможности разместить над своим заведением вывеску с названием арендатора.

Вывеску на доме в столице можно повесить лишь с разрешения мэрии, но в некоторых местах архитекторы правительства Москвы вывесок просто не предусмотрели, особенно это касается помещений, расположенных в торце знаний, со входом во дворе и так далее.

Разрешить эту проблему без использования административного ресурса часто невозможно. И некоторые такие помещения, где покупателей нельзя оповестить о наличии в них магазина, аптеки или парикмахерской, выставлены на продажу.

Собственники пытаются переложить эту проблему на плечи покупателя, часто не уведомляя о наличии у объекта таких ограничений.

Недомолвка № 6. Судебные разбирательства или объекты под снос

Как правило, собственники не любят предупреждать покупателей объекта о том, что он находится под судом или что город планирует снести здание, где он располагается. Пресловутые “ночи длинных ковшей”, практикуемые мэрией, мы не поддерживаем.

Но и заявления о том, что здания в столице сносятся внезапно и без предупреждения, тоже не совсем некорректны: по каждому снесенному объекту город подавал в суд, и собственники знали, что город хочет снести объект. Грамотный покупатель знает, что историю недвижимости надо проверять, в том числе и на наличие подобных судебных разбирательств.

Однако раз за разом покупатели небольших помещений в столице забывают о доскональных проверках. В основном покупают объекты без проверки по совету знакомого, который “не обманет”.

Впрочем, справедливости ради, надо сказать, что после массового сноса ларьков и целых зданий в Москве на рынке появился и целый класс очень осторожных покупателей, которые принципиально не рассматривают предложения о покупке помещения рядом с метро, даже если с ним все в порядке.

Недомолвка № 7. Растрата предоплаты арендатора

Денег нет — вот девиз многих нечестных на руку собственников недвижимости. Как известно, каждый арендатор, заключая договор аренды помещения, оплачивает не только первый месяц пребывания в здании, но и последний. Предоплата, естественно, должна лежать на депозите, но деньги собственник чаще всего тратит на текущие нужды.

При покупке объекта это нужно учитывать, требуя от продавца передать вам депозит вместе с помещением. После заключения договора купли-продажи на требование вернуть предоплату за последний месяц собственник просто пожмет плечами.

Случаи, когда эти деньги свежеиспеченный владелец получал от прежнего лишь через суд, к сожалению, не такая уж редкость.

Источник: https://realty.ria.ru/20160621/407596798.html

Постпандемия-2020

Почему продают коммерческую недвижимость

Фраза «мир никогда не будет прежним» уже стала девизом 2020 года. Ощущения того, что мир переживает невероятные события, и ожидание серьезных перемен есть у большинства жителей Земли.

Пандемия и карантин вызвали не только страх, ощущение беспомощности и неуверенность в завтрашнем дне, но и сильнейший мировой экономический кризис. По прогнозам МВФ, падение мирового ВВП составит 4,9%, для сравнения: в 2009 году было 0,08%. В России Минэкономразвития прогнозирует падение ВВП на 4,8%.

Источник кризиса

Карантинные ограничения стали и причиной текущего кризиса, и главным отличием от других — никогда еще в новейшем времени пандемия не приводила к экономической депрессии.

Схема ее развития такова: правительство ограничивает деятельность сфер бизнеса, связанных с массовыми контактами людей (розничная торговля, общественное питание, пассажирские перевозки, туризм). Компании в этих отраслях полностью или частично прекращают работу.

Перестают закупать сырье и материалы, потреблять энергию и топливо, сокращают зарплаты и увольняют сотрудников. Далее по цепочкам также сокращается бизнес их поставщиков, и кризисные явления очень быстро, как огонь в сухом лесу, распространяются по экономике.

Место основного удара

Где же здесь недвижимость? А вот тут — прямо в эпицентре пожара. Большая часть коммерческой недвижимости используется для бизнеса, связанного с физическим присутствием клиентов.

Магазины, рестораны, кинотеатры, спортивные залы, торговые центры, гостиницы — именно они пострадали в первую очередь и больше остальных.

На фоне заморозки и падения оборотов часть игроков уже стали банкротами, а часть не могут платить аренду по докризисным ставкам.

Сейчас, когда большая часть ограничений снята, происходит восстановление рынка. Сколько времени на него потребуется и какая часть игроков сможет выжить в новых условиях, сложно сказать.

По данным Росстата, реальные располагаемые доходы населения во втором квартале упали на 8%, а ВВП — на 9.6%. Восстановление не будет быстрым, а значит, мы попадем в новую реальность, где надо меньше магазинов, гостиниц, офисов и квартир.

Падение спроса на недвижимость закономерно приведет к падению цен.

«Мир никогда не будет прежним»

Кроме собственно экономического кризиса карантин вызвал серьезные сдвиги в обществе, в поведении людей. Оставим социологам и психологам актуальные темы — ценность человеческой жизни, COVID-паранойя и диссидентство, пандемический сепаратизм и проблемы совместной изоляции. Для недвижимости важны изменения в образе жизни и в потребительском поведении.

Даже не сами изменения, а их глубина и скорость. Карантин вызвал бум удаленной деятельности — люди дистанционно работают, покупают, общаются, занимаются с тренерами и даже ходят в музеи. Пандемия ускорила эти тренды в разы, сделав массовыми, причем настолько, что они уже начали влиять даже на такой инертный сегмент, как рынок недвижимости.

Сочетание этих изменений с экономическим кризисом лежит в основе приведенного ниже прогноза.

Офисная недвижимость

Значительная часть офисного рынка РФ находится в Москве, поэтому речь в большей степени о ней.

В начале года ничего не предвещало беды — рынок продолжал стагнировать, как и последние пять лет, девелопмент был относительно небольшой, даже образовался дефицит предложения в сегменте высококачественных офисов.

Пузыря и близко не было — он сдулся еще в 2009 году, а 2014–2015 годы окончательно «приземлили» ставки. Если бы сейчас был «обычный» кризис, то падение стало бы незначительным — до 10%, но вмешалась удаленка.

Она существовала и раньше, но, скорее, как нечто экзотическое и продвинутое — для айтишников или фрилансеров. Буквально за недели на нее массово перешли все — от мелкого бизнеса до крупных компаний и государственных органов.

Теперь для офисного рынка самый важный вопрос: сколько сотрудников компании вернут обратно в офисы? Несомненно, большую часть, но для серьезных потрясений рынка достаточно оставить дома всего 10% сотрудников. К этому добавятся сокращения персонала, оптимизация офисов и рабочих мест, использование гибких офисов, что в итоге может привести к росту вакантных площадей в разы и к падению ставок в 2021 году до 20%. Падение будет неоднородным, наибольшее в среднем и верхних ценовых сегментах.

Торговая недвижимость

Ситуация в торговой недвижимости в начале года во многом была схожей с офисной. Рынок стагнировал, новое строительство велось на минимальных уровнях, дефицит площадей наблюдался в ограниченном количестве самых посещаемых ТЦ и торговых коридорах. Определенные точки роста, такие как формат «магазин у дома» или фуд-холл, ничего принципиально не меняли.

Интернет-торговля, составившая в 2019 году всего 5,3% розничного товарооборота, оказывала негативное влияние только на отдельные категории магазинов. При среднегодовом росте около 20% за пять лет онлайн-магазины вряд ли смогли бы в ближайшее десятилетие составить конкуренцию офлайну. Внезапно пандемия создала новую реальность.

В марте количество заказов через интернет выросло в разы и уперлось в пропускную способность инфраструктуры доставки — задержки в несколько дней и даже неделю стали нормой. Люди покупали буквально все — от еды из ресторанов до игрушек, от одежды до продуктов.

Интернет-ретейлеры значительно нарастили базу клиентов, развернули логистическую инфраструктуру, потребители установили приложения, привыкли ими пользоваться.

По мере снятия ограничений клиенты вернулись в офлайн, темпы роста e-commerce замедлились, но уже можно сказать, что рост рынка доставки продуктов питания и еды из ресторанов будет выражаться трехзначными цифрами.

На фоне падения розничного товарооборота такое перераспределение снизит спрос на помещения для ретейла, хоть и не так значительно, как кризисное сокращение торговли.

В итоге все это может привести в 2021 году к падению ставок на торговую недвижимость на 5–15%.

Что касается ситуации по сегментам, по аналогии с офисами в объектах экономкласса быстрее будет расти количество вакантных площадей, средний ценовой сегмент упадет сильнее всего, верхний — меньше. Продолжится перераспределение посетителей из ТЦ со слабой концепцией в концептуальные ТЦ. Развитие новых офлайн-форматов затормозится.

Склады и производство

Из коммерческой недвижимости этот сегмент пострадал меньше всего. Несомненно, кризис затронет и его, ставки уже начали снижаться, особенно на небольшие объекты среднего и нижнего уровней — в 2021 году они упадут на 10%.

Качественные проекты, которые последние годы пользовались спросом со стороны ретейла и интернет-торговли, будут падать незначительно или не падать вообще — спрос сохранится и даже вырастет.

Ведь для выполнения онлайн-заказов требуется логистическая инфраструктура: распределительные центры, фулфилмент-центры — центры обработки товара, дарксторы — склады-магазины. Эти форматы станут драйвером роста.

Жилая недвижимость

Карантин повлиял на рынок жилья разнонаправленно. Арендный рынок, как самый гибкий, сразу отреагировал падением в 10–20% — арендаторы стали меньше зарабатывать и не в состоянии платить по старым ценам.

Рынок аренды загородного жилья, наоборот, взлетел, некоторые объекты, особенно премиальные, подорожали в разы. Интерес к покупке также вырос, но рост продаж будет относительно небольшим — на десятки процентов, в условиях падения доходов его потенциал ограничен.

Даже возможность перехода на удаленную работу не решит основную проблему, ограничивающую рынок загородного жилья, — отсутствие инфраструктуры. В таких условиях рост цен возможен только в отдельных удачных проектах. В общем, рынок останется на предыдущих уровнях.

В марте, в начале кризиса, количество сделок купли-продажи квартир выросло. Это обычная реакция на девальвацию, тем более было ожидание роста ипотечных ставок. В такой ситуации застройщики активно торгуют, постепенно повышая цены.

Продлиться долго ей не дал карантин, после его введения рынок замер, сделки в апреле упали на 44%. По мере отмены ограничений рынок стал оживать, серьезную поддержку оказывает госпрограмма дотирования ставок кредита до 6,5%.

Цены на новостройки в Москве продолжают повышаться, в остальных регионах движение разнонаправленное.

Как станет развиваться ситуация, пока неясно, все зависит от глубины падения и скорости восстановления реальных располагаемых доходов населения.

Если их динамика будет в 2020 году в рамках прогнозируемых минус 3,8%, а в 2021-м — плюс 2,8%, то на фоне снижения учетной ставки, а также сокращения строительства цены на квартиры продолжат расти.

Рост может быть неустойчивым и неравномерным по регионам, но общий тренд на повышение сохранится.

Источник: https://realty.rbc.ru/news/5f224c839a79471e55d7afda

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.